Россияне поощряют нелегальную миграцию тем, что сами нарушают законы

Дата: 24 Октябрь 2013 Рубрика: Интервью Комментарии: Нет комментариев

924232По мнению  члена Президиума Совета при президенте РФ по правам человека Владимира Шапошникова,  множество острых вопросов, связанных с миграционным регулированием в РФ, не стояли бы на повестке дня, если бы сами россияне соблюдали законы. Приглашая иностранцев сделать ремонт в квартире, люди  редко интересуются, есть ли у них патент на работу, или сдают квартиры иностранцам, не имеющим разрешения на проживание в стране. Что привело к ситуации в Бирюлево,  как улучшить миграционную ситуацию в крупных городах и какие функции необходимы для этого ФМС России, Владимир Шапошников рассказал в интервью ИТАР-ТАСС.

Что, по Вашему мнению, способствовало обострению ситуации в Бирюлево Западном?

На сегодняшний день миграционная обстановка в городах-милионниках, таких как Москва, Санкт-Петербург и другие, напряженная. Люди едут туда, где есть работа, а мегаполисы эту работу дают. Здесь есть потребность в трудовых ресурсах, поэтому в крупных городах очень большое количество и внешних, и внутренних мигрантов.  А когда идет большое скопление людей других национальностей в одном районе, как это случилось в Бирюлеве, это воспринимается коренными жителям, как правило,  негативно. Тем более, что иностранцы в основном разговаривают на своем языке, не понятном россиянам. Если не знаешь языка, любые слова, даже признания в любви, могут показаться агрессией.  Естественно, возникает напряжение. Кроме того, многие мигранты чувствуют себя здесь вольготно и позволяют себе поведение, недопустимое у себя дома.

Когда мы проводили слушания в Общественной палате с гражданами, проживающими  в Бирюлеве, они доставали целые стопки документов — переписку с 2007-2008 годов — с обращениями и в управу и в правоохранительные органы. Они пытались сообщать о тех нарушениях, которые видели в районе, но за все эти годы никто на них не реагировал.

Настал момент, когда, по словам жителей, стало страшно даже за солью к соседям по подъезду выйти. И, как следствие,  возникло недоверие к муниципальным органам. Люди настолько стали опасаться за свою жизнь, что этот инцидент /убийство Егора Щербакова/ вызвал бурю недовольства граждан, и они решили защитить себя сами.

Другое дело, что у нас любое хорошее начинание могут подхватить люди, которые неправильно настроены. То, что произошло в торговом центре «Бирюза» — это бандитизм. Я в это время находился там и видел все своими глазами. Если сначала мы наладили диалог с жителями, то когда появились выпившие молодые люди, многие жители района предпочли уйти, потому что испугались.  Разгром овощной базы и торгового центра, и то, что происходило в целом – безобразно. Все инициативы  должны быть, прежде всего, в правовом поле. И конечно, нужно, чтобы местные власти слышали граждан.

Вы же говорите, что с 2007 года граждане обращались во все инстанции, но никто не слышал…

Да, и никаких результатов не было.

И, если быть откровенными, мы за десять лет привыкли к тому, что места рабочих специальностей занимают иностранцы. Мы с этим давно смирились, и в принципе так было и раньше. Давайте вспомним уборку подъездов. Всегда это были люди, приезжающие из других городов и союзных республик. Они прибывали сюда по так называемому лимиту, у них были служебные квартиры, которые они получали, отработав несколько лет.  Тогда же существовала система профессионально-технических училищ. Сегодня, скажем честно, ни одна семья не будет гордиться тем, что сын стал каменщиком, а дочка — маляром. Эти профессии не престижны. Всем хочется, чтобы дети были юристами или менеджерами. И это тоже способствует тому, что целый ряд рабочих мест занимают иностранные граждане.

Надо сказать, что мы сами, нарушая собственные законы, создаем ту  нелегальную миграцию, о которой говорим.

Откуда взялся закон о «резиновых квартирах» /законопроект о запрете фиктивной регистрации граждан по месту жительства находится на рассмотрении в Госдуме — прим. ИТАР-ТАСС/? Это же очень просто. Мы же сами, ради личной выгоды, регистрируем в собственных квартирах десятки иностранцев.  А потом, случись что, возмущаемся: где правоохранительные органы? Мы должны понимать, что  контроль миграции — это в том числе наша зона ответственности, начиная от человека, который сдает квартиру в наем и принимает иностранного гражданина, и заканчивая нанимателями нелегалов для ремонта квартир, чтобы было дешевле.

Но не все зависит от нас, от миграционной политики, ФМС или полиции. Ведь есть закрытые объекты, на которых  действует пропускная система. А как узнать, что там происходит? Это вопросы к  территориальным органам, которые находятся в каждом районе, каждом городе, каждой области. Например, СЭС,  пожарные и другие службы, которые не имеют прямого отношения к миграции. Но они, приходя на собственные проверки, могут обратить внимание на иностранных граждан, работающих на предприятии,  и сообщить в соответствующие инстанции.   Здесь главное — предупредить ситуацию.

Как было в Гольяново, когда был создан лагерь для мигрантов?

Я был там три дня, и не согласен с определением «лагерь».  Это некая территория, которая была необходима для того, чтобы разместить большое количество мигрантов. Очень многие журналисты и правозащитники говорили, что там нарушаются права людей. Я лично этого не увидел. Там стояли машины с водой, дежурили скорые, были спальные места, подушки, одеяла, регулярное питание и так далее. Задержанным иностранным гражданам даже пошли навстречу по предпочтениям в рационе и заменили гречку на рис. Люди не были в заточении — они играли в футбол, спокойно общались, в том числе по телефону. Такая территория в тот момент была необходима, так как сейчас на московский регион приходится всего один центр временного содержания мигрантов, а это очень мало при том миграционном потоке, который мы имеем.

Глава ФМС предложил ввести уголовную ответственность для работодателей, использующих труд нелегальных мигрантов. Как Вы считаете, нужна ли подобная мера?

Практика показывает, что существующей на сегодняшний день ответственности недостаточно. Приходит миграционная служба на территорию. И что получается? Предприятие оштрафовано за нарушение, обнаруженные иностранцы-нарушители оштрафованы и выдворены, идет доход в бюджет страны, но в сущности ничего не меняется. При следующей проверке  повторяется та же самая история. Предусмотренная законом ответственность работодателя не пугает.

А не получится так, что три нелегала будут ремонтировать квартиру и ее хозяина привлекут к уголовной ответственности?

Вот здесь как раз и нужно говорить о том, что мы все-таки должны посмотреть на себя и понять, кто будет ремонтировать нашу квартиру, кто будет строить жилые дома или торговые центры. Когда-то же нужно начинать жить по закону! И если получается, что административные меры для нас малы, то надо их усиливать. Но пока мы говорим об ответственности руководителей предприятий и юридических лиц, а не об ответственности граждан.

А часто ли обычные граждане смотрят, есть ли у мигрантов патент на работу?

К сожалению, мы возвращаемся к той же теме. Когда мы сами поймем, что нужно жить по правилам, по закону, то целый ряд вопросов точно отпадет. Когда мы поймем, что от нас всех зависит завтрашний день, тогда и не будет происходить того, что мы видели в Бирюлеве.

Поддерживает ли СПЧ меры, которые предлагает ФМС?

Лично я считаю, что такие меры нужны. Сейчас разрабатывается много законопроектов, регулирующих миграцию. Я обратился ко  всем членам Совета по правам человека с предложением  принять участие в разработке законодательных инициатив и в совершенствовании законодательной базы для того, чтобы отразить наше мнение, и подключить к этой работе  необходимых экспертов. Члены СПЧ, которые заинтересовались этим предложением, уже определились,  и сейчас формируются группы, в работе которых примут участие и представители совета.

ФМС раньше входила в структуру МВД, и сейчас иногда слышны мнения, что необходимо вернуть миграционную службу в состав органов внутренних дел. Как вы считаете, ФМС должна быть самостоятельной?

Я уверен, что ФМС должна быть самостоятельной службой. Потому что это точечное направление деятельности, и за это направление нужно нести ответственность. С другой стороны, я считаю, что нужно усилить ФМС дополнительными полномочиями по контролю за иностранными гражданами, находящимися на территории РФ, чтобы сотрудники службы могли проводить оперативную работу. Сейчас они просто определяют нарушителя, штрафуют и передают материалы в суд, на основании которых может приниматься решение о выдворении.

Но для того, чтобы ФМС могла реализовать эти полномочия, необходимо расширение штата сотрудников. Кроме того, во время проверок Миграционная служба  часто сталкивается с агрессивно настроенными гражданами, иногда в адрес ФМС поступают угрозы, иногда мигранты убегают и их нужно задержать.  Сотрудникам службы нужно проверить документы, составить протоколы и другие материалы, в это время необходимо контролировать всю площадку.  А плановые проверки ФМС проводит постоянно и далеко не всегда совместно с полицией. Я считаю, службе нужны собственные силовые подразделения. Кроме того, хотелось бы, чтобы были автобусы, оснащенные всей необходимой техникой,  чтобы можно было осуществлять проверку документов  прямо на объекте, не парализовав его работу.

Беседовала Екатерина Елисеева
Источник: ИТАР-ТАСС



Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

 

Декабрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Наверх